Интересное в мире науки и медицины, Результаты исследований, медицина




bishkekmap.com.kg - основа современного общества

Повреждения ретикулярной формации

У обезьян повреждения ретикулярной формации оказывают на поведение и электрокортикографическую активность еще более резкое влияние, чем у кошек. При обширных повреждениях животные не выживают. При несколько меньших повреждениях, захватывающих ретикулярную формацию и, кроме того, задне-нижние отделы медиальной части таламуса, животные впадают в состояние полной ареактивности, напоминающее клиническую картину комы. Электрическая активность коры больших полушарий постоянно гиперсинхронизирована. Она отличается от электрической активности коры кошки, так как электроэнцефалографическую реакцию пробуждения не удается вызвать при помощи сензорного раздражения, несмотря на целостность классических сензорных путей. Хорошо известно, что у человека повреждения покрышки среднего мозга также сопровождаются глубокой комой.

Еще до открытия восходящей ретикулярной системы Ин- грэм, Баррис и Рэнсон  в поведенческих исследованиях на кошках, Рэнсон  и Мэгун  — на обезьянах и Наута  — на крысах показали, что частичное повреждение каудальной части гипоталамуса или ростральной части покрышки среднего мозга вызывает глубокую кому или явно повышенную дремотность. Миллер и Шпигель  фактически доказали, что для вызывания повышенной сонливости у кошки достаточны· повреждения, строго ограниченные областью субталамуса. Пытаясь согласовать выводы своих исследований со взглядом, согласно которому состояние бодрствования зависит от сензор- ной импульсации, Рэнсон  высказал предположение, что сонливость обусловлена «в значительной степени прекращением нисходящего влияния гипоталамуса» с последующим вторичным ослаблением обратного поступления в головной мозг афферентных импульсов с периферии. Рэнсон  предположил также возможность непосредственного влияния гипоталамуса на кору больших полушарий, вероятно, через маммилло-тала- мический тракт. Это второе предположение согласуется со взглядом, высказанным позднее Мэрфи и Гелльгорном, которые наблюдали подавление диаловых потенциалов во время раздражения гипоталамуса. Кроме того, это предположение подтверждается опытами, рассматриваемыми ниже.

Линдсли, Боуден и Мэгун, а также Линдсли, Шрейнер, Ноулз и Мэгун  в острых  и хронических  опытах производили дополнительно повреждение промежуточного мозга. Они сообщают, что при повреждении субталамуса и гипоталамуса от зрительного перекреста до сосцевидных тел получаются результаты, подобные тем, которые наблюдаются при повреждении ретикулярной формации среднего мозга. Преимущественно одностороннее повреждение базальной части промежуточного мозга вызывало появление веретенообразных групп волн, которые регистрировались лишь в ипсилатеральном полушарии или же были в нем наиболее значительно выражены, тогда как двустороннее повреждение вызывало с обеих сторон симметричные изменения активности, характерные для состояния сна . В. хронических поведенческих опытах кошки с двусторонними повреждениями гипоталамуса неподвижно лежали на боку и, казалось, дремали или спали. Если же повреждения не затрагивали специфических афферентных путей, то и слуховые и соматические раздражения вызывали отчетливую электроэнцефалографическую реакцию пробуждения, которая, однако, исчезала вместе с прекращением раздражения или вскоре после него. Электроэнцефалографическая реакция пробуждения обычно сопровождалась поведенческой; например, наблюдалось повышенное напряжение мышц головы. При болевом раздражении отмечалось рычание и фырканье. В дальнейшем все приведенные результаты подтвердились . Диффузная депрессия и уплощение электрокортикограммы после обширного удаления гипоталамуса, наблюдавшиеся в более ранних опытах, вероятно, были вызваны общим повреждением и шоком.

©-2008-2016. Яндекс.Метрика