Интересное в мире науки и медицины, Результаты исследований, медицина




bishkekmap.com.kg - основа современного общества

Электрическая активность головного мозга во время бодрствования и сна

Еще Бергер в своих первых работах по электроэнцефалографии показал, что когда люди открывают глаза или испытывают какие-либо афферентные раздражения, у них происходит генерализованная блокада а-волн. Однако в то время значение его открытия не было полностью оценено. Наблюдение Бергера фактически было первым электрофизиологическим доказательством того, что кора головного мозга не представляет собой просто набор функционально независимых областей, а что ее деятельность в таких легко воспроизводимых экспериментальных условиях является скорее «целостной». Описанное явление вскоре было обнаружено у многих обычно применяемых в опытах животных , , , . Его наблюдали во всех задних отделах мозгового плаща, а также во всех областях неокортекса и назвали ЭЭГ пробуждения. Кроме того, дальнейшие исследования показали, что как у людей, так и у низших млекопитающих при бодрствовании и сне, настороженности и покое регистрируются совершенно различные ЭЭГ. Эти ЭЭГ характеризуются наличием соответственно низковольтной быстрой активности и появлением высоковольтных медленных волн. Термины «десин- хронизация» и «синхронизация» отражают хорошо известное объяснение внутреннего механизма изменений ЭЭГ, предложенное Эдрианом , . Согласно этому объяснению, афферентные импульсы периодически нарушают согласованность разрядов корковых нейронов и, таким образом, ЭЭГ, характерная для пробуждения, является результатом обширной десинхронизации мозговых ритмов , , , .

Все приводимые факты, конечно, хорошо известны. Однако с исторической точки зрения, по-видимому, важно подчеркнуть следующее обстоятельство. Открытие восходящей ретикулярной системы стало возможным лишь после установления того факта, что такие комплексные и часто трудно определяемые состояния, как «настороженность», «бодрствование», «покой», «дремота», «сон» и «кома», имеют отношение к очевидным генерализованным изменениям ЭЭГ, которые всегда можно воспроизвести и легко зарегистрировать. Кроме того, задача экспериментатора значительно облегчается благодаря применению такого простого и ясного теста, как электроэнцефалографическая реакция пробуждения.

Поскольку большинство опытов проводилось на кошках, приведена ЭЭГ, зарегистрированная во время реакций пробуждения у этих животных. Когда нормальная кошка засыпает, в ее полушариях низковольтная быстрая активность, свойственная состоянию бодрствования, прогрессивно сменяется характерными для сна высоковольтными медленными ритмами и веретенами. Когда животное пробуждается само по себе или в результате раздражения, например хлопка в ладоши, на ЭЭГ вновь появляется низковольтная быстрая активность, которую рассматривают как электроэнцефалографическое выражение реакции пробуждения. Гипноз животного также характеризуется появлением медленных ритмов, которые сменяются быстрой активностью, когда гипнотическое состояние прерывают афферетным раздражением.

Существенный вклад в исследование мозговых механизмов, лежащих в основе сна и бодрствования, сделал в конце -х годов Бремер, показавший, что после перерезки спинного мозга у кошки на уровне первого шейного сегмента, т. е. при сохранении связи головного мозга с сензорными черепномозговыми нервами (препарат «encephale isole»), преобладает картина активации ЭЭГ. С другой стороны, ЭЭГ, зарегистрированная после перерезки головного мозга на уровне среднего мозга (препарат «cerveau isole»), очень похожа на ЭЭГ при естественном сне или барбитуровом наркозе. Это указывает на тоническое влияние кортикопетальных импульсов, которое, очевидно, весьма необходимо для поддержания состояния бодрствования. Конечно, в -х годах классические сензорные пути, проходящие через ствол мозга, были единственными известными структурами, перерезку которых можно было считать причиной сна в случае препарата «cerveau isole». Несомненно, сензорные пути значительно больше поражаются при приготовлении препарата «cerveau isole», чем «encephale isole».

Третьим важным вкладом в разбираемый вопрос явилась статья Моруцци и Мэгуна, опубликованная в  г. Авторы показали, что электроэнцефалографическую реакцию пробуждения можно получить при помощи электрического раздражения ретикулярной формации ствола мозга и что влияние ретикулярной формации осуществляется посредством импульсов, идущих по восходящим нервным путям, отличным от классических сензорных путей. Далее авторы предположили, что поведенческая и электроэнцефалографическая картина сна препарата «cerveau isole» обусловлена «выключением пробуждающего влияния восходящей ретикулярной активирующей системы» . Это предположение подтверждается данными опытов с повреждением ретикулярной формации среднего мозга при сохранении классических сензорных путей.

Эта краткая историческая сводка не будет полной, если не вспомнить, что весьма обширное влияние определенных областей промежуточного мозга на активность коры было впервые показано в исследованиях Гесса посвященных изучению поведения, а также в работах Демпси и Морисона, Мерфи и Гелльгорна  и Джаспера и сотрудников ,  о влиянии на ЭЭГ раздражения гипоталамуса и срединного и интраламинарного ядер таламуса. Как установили Моруцци и Мэгун на электрическую активность неспецифических ядер таламуса, вызванную раздражениями, дающими, по Демпси и Морисону, реакцию вовлечения (recruiting), влияют раздражения ретикулярной формации, а также сензорные раздражения. Этот факт представляет собой соединительное звено между «стволовым» и «диэнцефальным» подходом к проблеме подкорковой регуляции активности коры.

©-2008-2016. Яндекс.Метрика