Интересное в мире науки и медицины, Результаты исследований, медицина




bishkekmap.com.kg - основа современного общества

Природа ретикулярного влияния на позу и движение (2)

Однако такая гипотеза встречает серьезные возражения: . Прежде всего, надо вспомнить, что центр вдоха занимает значительную часть той области продолговатого мозга, с которой вызывается торможение экстензорного тонуса. Хотя при всякой попытке отождествить дыхательные мышцы с другими скелетными мышцами — разгибателями или сгибателями — могут возникнуть отдельные спорные вопросы, несомненно, что существует близкое функциональное сходство между разгибанием и вдохом, с одной стороны, и сгибанием и выдохом — с другой. Инспираторные мышцы — диафрагма и межреберные мышцы — выполняют ту же функцию, что и участвующие в сохранении нормальной позы разгибательные мышцы конечностей, спины и туловища, так как при дыхании поддержание позы осуществляется в основном за счет вдоха. Кроме того, тесный синергизм между вдохом и разгибанием, а также между выдохом и сгибанием часто наблюдается при таких обычных актах, как потягивание, зевота, вздох, глубокий вдох и полный выдох. Наконец, у децеребрированных животных экстензорная ригидность иногда усиливается при вдохе и ослабляется при выдохе, а у человека, собак и кошек  при каждом вдохе может усилиться коленный рефлекс. Вот почему вызывает удивление и не согласуется с гипотезой Хоффа и Брек- кенриджа тот факт, что экстензорноподобную активность инспираторных мышц можно получить, раздражая те области ретикулярной формации ствола мозга, которые вызывают торможение мотонейронов мышц-разгибателей.

Когда при помощи электрического раздражения продолговатого мозга и варолиева моста составляли карту одновременно и дыхательных, и вазомоторных, и соматических облегчающих и тормозных областей, было обнаружено, что раздражение любой отдельной точки ретикулярной формации почти всегда вызывало множество вазомоторных, дыхательных и соматических реакций, но не было установлено никакой корреляции ни в их характере, ни в степени этих различных реакций. Следовательно, такие данные, по-видимому, не подтверждают тождества соматических облегчающих или тормозных систем с вазопрессорным или вазодепрессорным центрами, а также с центрами вдоха и выдоха.

Утверждение, что апноэ представляет собой простое проявление децеребрационной ригидности, распространяющейся на инспираторные мышцы, не впервые встречается в нейрофизиологической литературе. Его высказывали еще Гендерсон и Свит , Терегулов  и Гесс. Поэтому следует тщательно обсудить возражения, выдвинутые Стелла  против гипотезы Гендерсона и Свита. Прежде всего, Стелла показал, что постколликулярная децеребрация даже после перерезки обоих блуждающих нервов никогда не вызывает апноэ, тогда как в конечностях, на спине и шее ригидность развивается в полной мере. Для того же, чтобы вызвать апноэ, перерезку следует проводить ниже, на уровне верхних отделов варолиева моста. Кроме того, согласно Стелла, если шеррингтоновская ригидность явно зависит от потока импульсов из мышечных и лабиринтных рецепторов, то на развитие апноэ не влияет ни обширная деафферентации (от Q до D), выключающая все афферентные влияния из дыхательных мышц, ни двусторонняя перерезка VIII пары черепномозговых нервов. Наконец, недавно Уонг, Нгай и Фрумин  в результате своих опытов подвергли сомнению концепцию о том, что так называемый апно- этический центр представляет собой просто часть облегчающей ретикулярной системы. В поставленном ими опыте можно было легко разъединить ригидность конечностей и апноэ. При внешнем раздражении общая ригидность усиливалась, тогда как животное принимало положение, соответствующее выдоху. Миа- незин устранял апноэ лишь в том случае, если одновременно понижалось и артериальное давление. Другой же препарат, вызывающий мышечное расслабление, вещество R, снимал ригидность, но не изменял картину апноэтического дыхания или артериального давления.

©-2008-2016. Яндекс.Метрика