Интересное в мире науки и медицины, Результаты исследований, медицина




bishkekmap.com.kg - основа современного общества

Вопрос о взаимоотношениях между нисходящими влияниями

Мы, конечно, не отрицаем, что в ретикулярной формации имеются также ретикуло-спинальные клетки, действующие как «возбудители» или генераторы диффузного торможения, т. е. связанные лишь с регуляцией возбудимости спинного мозга. Ниже мы увидим, что подобная гипотеза действительно правдоподобна, по крайней мере в отношении некоторых сторон ретикулярной регуляции. Согласно приведенной Гранитом удачной аналогии , «хорошим примером является сетчатка: в ней имеются клетки, которые интегрируют обширные области в общий конечный путь импульсации, и другие клетки, ограничивающиеся передачей влияний из строго локальных участков». «Ясно, что интеграция моторных реакций, так же как и сензорных, всегда включает в себя взаимодействие нескольких систем — как общих, или неспецифических, так и специфических».

Теперь мы подходим ко второму вопросу — вопросу о взаимоотношениях между нисходящими влияниями, оказываемыми различными областями ретикулярной формации ствола головного мозга. Связаны ли каким-либо образом давно известные дыхательные центры с недавно открытыми ретикулярными структурами, регулирующими позу и соматические движения? Или же мы имеем дело с независимыми друг от друга структурами, которые просто перемешаны в пространстве?

Первое мнение поддерживают Хофф и Бреккенридж. Согласно этим авторам, так называемые центры вдоха и выдоха представляют собой просто полуспециализированные участки более обширных облегчающих и тормозных систем ствола головного мозга. Подобно тому, что мы видели в отношении постурального экстензорного тонуса, наиболее ростральные области ретикулярной формации должны быть связаны и с облегчающим влиянием на центр вдоха. Обычно такому влиянию должны противодействовать тормозные импульсы, идущие из высших центров. Если поток этих импульсов прерывается в результате перерезки варолиева моста с одновременным выключением вагусной регуляции, то возникает инспираторный спазм, характерный для апноэ, подобно тому как при такой же перерезке наблюдается усиление экстензорного тонуса, характерного для децеребрационной ригидности. Другими словами, так называемый апноэтический центр представляет собой просто часть облегчающей системы ствола мозга, а расположенный в верхних отделах варолиева моста так называемый пневмотаксический центр (раньше считали, что он противодействует центру вдоха) — просто «составную часть системы, кото рая, посылая импульсы в угнетающие или тормозные области продолговатого мозга, поддерживает их активность и, таким образом, служит регулятором облегчающей системы». Проведем дальше аналогию с децеребрационной ригидностью. Если такое возбуждающее влияние прерывают путем перерезки продолговатого мозга или введения мефенезина, то исчезает постуральный гипертонус и вновь появляется ритмическое дыхание. В этой связи следует упомянуть о недавних экспериментах Глассера . После билатеральной ваготомии и децеребрации на уровне нижних отделов варолиева моста было обнаружено значительное стойкое повышение кровяного давления и учащение сердцебиений, а также появление одышки и децеребрационной ригидности. При последующем разрушении каудальной части варолиева моста и ростральной части продолговатого мозга кардиоваску- лярная гиперактивность, одышка и децеребрационная ригидность исчезали. Приведем еще одну цитату из работы Хоффа и Бреккенриджа: «Возможно, излишне указывать, что, хотя «апноэтический» и «пневмотаксический» центры нельзя больше считать ни исполнителями приписываемых им раньше функций, определивших их названия, ни имеющими особые свойства грубо отграниченными скоплениями нейронов, относящимися только к дыханию, они являются важными для регуляции дыхания областями, с помощью которых происходит первая супрасегментарная интеграция дыхания и дыхательный акт прочно включается в ансамбль функций организма, относящихся к вегетативной и соматической сфере».

©-2008-2016. Яндекс.Метрика